Избранные записи

Как я попала в Америку Что я заметила, так это стоит впустить в жизнь изменения, и дальше оно как попрет, как попрет, что самой захочется...

Readmore

Снежные покатушки в новом году Наконец-то после долгого перерыва удалось замечательно покататься! Свободный день, у всех праздник, машин мало,...

Readmore

Istanbul - by impressed Ukrainian girl =) My suitcase is already hidden under my bed, I really hope that not for long. Istanbul was awesome, amazing, incredible. So beautiful from all that hills and nice places which Chengiz showed me. Sometimes...

Readmore

Путешествие в Стамбул - прибытие Свершилось! :) Мое первое путешествие самолетом, за границу, и в каучсерфинге! Отпуск, ослепительный Стамбул,...

Readmore

My first Couch Surfing and the matter of trust "We started CouchSurfing with a crazy idea in mind. We thought that maybe, just maybe, the world could be changed one couch at a time.   5,766,182 inspiring experiences later, we couldn't be more sure...

Readmore

  • Prev
  • Next

Автопробег в Турции — завершение. Стамбул.

Posted on : 13-02-2014 | By : BlackCat | In : Couch Surfing, Милый Дом, Путешествия

Метки: , , ,

2

От подушки отлипать было тяжело. Но куда отступать — впереди Москва   Думан!!

Полюбовавшись еще раз на апельсиновые деревья под балконом, я изобразила на себе лицо, пошла разбудила нашего аборигена и спустя минут 10 мы уже шли за машиной.

Так начался путь назад в Стамбул.

Решили сделать небольшой крюк и заехать в Манису — она была известна «энергетиком» из натуральных продуктов, как мне объяснили. Ну это кроме того, что очередной милый румяный городок. Энергетиком оказались странные продолговатые конфеты. Откусить и прожевать это крайне сложноириски нервно курят. На вкус — очень сладко, почти медово, но в тоже время и очень остро. И еще какой-то привкус то ли эвкалпта, то ли сиропа от кашля. Сколько энергии прибавилось — сказать не могу, мое состояние после клуба было слегка помятым.

А потом мне пришлось и за руль сесть. Вести при свете дня было намного легче и интереснее, а пейзажи стоили разглядываний. Я уверенно взяла скорость 140, опережения на 150. Один раз тормозила в пол, когда одна фура решила опередить другую фуру — и не смогла. Чем думал водитель — непонятно. Но маневр я интуитивно поняла еще издалека, поэтому ситуация оставалась под контролем. Ченгиз, конечно, не мог упустить повод — поэтому я поравнялась корпусом авто с виновником, и держалась рядом с его окном, пока мой пассажир высказывал все, что думает о подобных водителях.

В этот раз мы также завернули в гостеприимный ТЦ в Мустафакемальпаше, испили кофе с Волканом. Поболтали о делах житейских, о новых событиях на моей родине, поприкалывались с Ченгиза (это уже традиционно :)) и продолжили путь, за рулем меня сменили.

В этот раз мы решили взять паром в Ялове — сразу до Стамбула. Пришлось час прождать в местной кафешке, оставив машину в очереди железных коней, а потом еще полтора часа провести на борту.

Откинули сидения назад и устроились дремать. Ну турок-то способен был спать и в сердце бури, а у меня не получилось — как-то сильно раскачивало. И рядом периодически выла сигналка — видимо хозяин ушел чаи гонять, а машин оказался слишком чувствительным. Я дремала и мечтала.

В Стамбуле мы причалили уже после 7-ми вечера. Концерт должен был начаться в 9. Но еще в Измире во время завтрака суджуком, когда я раскапризничалась, что мол яичница с колбасой — эка невидаль, чем вы меня кормите, я рыбы и бюреков хочу! — Ченгиз обещал мне, что перед концертом мы поедем в очередной «специальный» район Стамбула есть рыбу.

И поехали. Название в моей голове не задержалось, помню только, что там живет много цыган и по вечерам очень весело — по ресторанчикам ходят целые коллективы с живой местной музыкой. Скрипочки, турецкие балалайки, дарбуки — колорит!

Но это я узнала потом. Вначале нужно было пройти через процесс парковки. Парковка в Стамбуле итак ювелирная т.к. все движение очень активное и транспорта много — мне еще учиться и учиться так маневрировать. А в этом районе, судя по всему, был апогей. Мест не было, другие водилы не хотели ждать паркующегося — все лезли друг другу на голову и никто никого не пропускал — ад автомобилиста. Ну и турок наш он же эмоциональный..

Как он разливался.. Насколько мне показалось, не повторился ни разу. Как хорошо, что я не говорю по-турецки.  Я уже села поглубже, пригнулась, и размышляю — щас мол и мне достанется, за капризы и за рыбу. Сижу, даже дышу через раз :) Однако мой гид эмоции хорошо разграничивал — припарковались, выбрались — посмотрел на меня и спокойно так говорит — чего притихла-то, мы сейчас рыбу будет есть, смотри какой скверик симпатичный.  У меня аж отлегло :) В прошлом-то я нередко под горячие руки попадала.

Огляделись в скверике, выбрали ресторанчик, расселись. Официанты как всегда предупредительны — тут же подлетают, терпеливо консультируют, дивно объясняют и даже жестами показывают готовое блюдо :) На основании жестов я и сделала выбор — рыбу чупра.

Ченгиз решил пройтись по традиционной «хамси» — нетрудно догадаться что это) Меня хамсей не удивишь, я после Барселоны ее дома готовила (правда она у меня распалась на части, но какая разница) Тут мне еще раз повезло — в нашу трапезную забрели те самые музыканты! Певец, скрипач, балалаец и, так сказать, оператор дарбук.

Они исполняли по песне возле каждого столика, получая мзду от компаний людей, и приближались к нам. Ну а мы в это время вкушали музыку и рыбу. Особенно я. Народная музыка казалась мне особенно колоритной, диковатой и энергичной, и витиевато сплеталась в восприятии со вкусом чупры.

После завершения трапезы времени на сытое похрюкивание уже не было, нам нужно было ехать на свидание с Думаном.

Мы ретировались из ресторанчика к разочарованию музыкантов, которые было добрались и до нашего столика. Но что поделать — время.

Опять траффик, опять подсвеченная стена старого Стамбула (тоже достопримечательность), путанные улицы, в которых я бы не разобралась и за 10 визитов в этот город. И вскоре мы достигли центральной части и я услышала гул концерта. Судя по часам, выступление уже шло минут 10.

Подъехали к стадиону, быстренько припарковали машину (не совсем в разрешенном месте, но уж больно хотелось внутрь).

Быстренько обилетились (сейчас билетики на память примагничены на мой холодильник), прошли к крытой площадке сквозь киоски с едой и напитками и группки молодежи, и уперлись в плотную упругую толпу. Тут Ченгиз схватил меня за руку и стал пробиваться внутрь, таща меня на буксире. Было трудно — люди стояли очень плотно. Осилив метров 8, мы увязли совсем и решили остановиться.

Можно было кое-как выдохнуть. И начать слушать. Увидеть сцену мне удавалось только встав на носочки и вытягивая шею, большей частью из-за того, что каждый второй в толпе снимал происходящее на мобильный на вытянутых руках. Вот мне интересно — хоть кто-то потом пересматривал свое говно-видео? Да наслаждайся ты происходящим, зачем ты смотришь на музыкантов в размытом окошке своего телефона?? Каждый второй снимал, а каждый третий клацал фоточку и отправлял куда-то в сеть.

Спустя еще минут 10 я наконец абстрагировалась от конкретных людей и качалась вместе с людской массой под музыку. Как раз начались наиболее яркие композиции. Петь было сложно из-за турецкого языка, я выкрикивала отдельные знакомые части припева с толпой и слушала.  Думан жгли. Они жгли еще два часа! Каан (вокалист) был весь мокрый и орал так, как не орал на альбомных записях. Толпа орала тоже и просила еще.

Ченгиз рядом сиял восторгом в глазах и изредка дергал меня за рукав удостовериться, что мне норм и не поплохело в душной тесноте тел.

Наконец выпросили ту самую песню, с которой я познакомилась с группой — «Аман, Аман». Тут запела и я :)

Песня-то за два года въелась в мозг даже без знания конкретных слов.

Мы качались, орали, закатывали глаза и поднимали руки. После этого трека я уже почувствовала себя вымотанной. Ченгиз, видимо тоже, — два часа удались на славу. Группа еще продолжала выступление (!), когда мы выбрались на воздух, взяли по айрану с густой пенкой (алкоголь там даже и не продавали, кстати) и побрели к машине.

И очень вовремя — уже начиналось движение, полиция начинала принимать меры по расчистке улицы и мы слиняли как раз до начала проблем.

Я сидела в ставшем привычном кресле, смотрела на город и размышляла, что не хочу отпускать этот день.

Наверное, мой спутник ощущал нечто похожее. «Хочешь я покажу тебе особое место, где ночью пью чай, когда мне нужно подумать?»

Я была за.

Мы отправились в наше ночное паломничество по Стамбулу. Ченгиз рассказывал мне отрывки из истории города, о его захвате турками, о султанах. Впервые отступив от своего непробиваемого упрямого патриотизма, он пошутил, что их народ хорошо умеет делать одно — бороться. Воевать. Что мол это ясно даже по результатам олимпийских игр. Я улыбнулась мысли, что дружба углубляется, и какие же странные дорожки уготованы нам всем в этом мире. Никогда не знаешь, во что разовьются твои решения и поступки.

Мы приехали на тихую площадь, с мечетью, фонтаном и скамейками. Было около часа ночи, а уличный продавец еще готовил чай, люди группками сидели на лавочках, чаевничали и негромко беседовали.

Какая-то женщина расстелила коврик у дверей мечети и совершала молитву. Над ней на арке темными комочками спали голуби. Было действительно умиротворяюще. Говорить не хотелось. Мы пили и молчали.

«Я понимаю, почему ты приезжаешь сюда»

Ченгиз ответил, что в Стамбуле есть тысячи мест для всего, огромные возможности, и этот город — по-настоящему его дом. И что он хотел бы поделиться тем, что просто так не увидишь. Если я не устала, конечно. Устала? Я впала в то очарованное состояние, когда о теле просто забываешь, живешь, черпая из открывшегося источника внутри.

Ночь — особое время. Его хочется пить как этот чай, неспешно, разглядывая каждый оттенок.

Мы поехали к Сулеймании.

Она светилась. И молчала. Ни людей, ни гомона туристов. Тишина и покой. Приятный хрустящий звук собственных шагов по мостовой. Скрип камня, когда забираешься на забор, чтобы сделать фото.

Уходить не хотелось. И кто бы мог подумать, что Сулеймания бывает такой в одиночестве. Я попыталась представить, какая она, когда там нет никого, и нас в том числе.

Последней точкой нашего путешествия-в-путешествии опять стал Босфор.

Тихое место, два часа ночи, работающая лавочка с чаем, и никого больше. Опять чай, рассматривая залив и огни на другом берегу. Было ощущение, что рассвета не будет, если захотеть, если просто не закрывать глаза и не ложиться спать. Новый день — иллюзия, если не совершать ритуал запуска следующей итерации в цикле. Тогда будет ночь, и не будет людей, кроме тех мифических персонажей, у которых ты можешь купить чай.

И можно будет без конца менять декорации, переезжать, смотреть на дворцы и на воду.

Моя реальность плыла рябью, как вода в Босфоре. Опять это чувство, так любимое мною, когда кажется, что только тонкая пленочка отделяет тебя от какой-то Истины, от возможности посмотреть сверху и увидеть вдруг все в объеме, целиком, настоящим, а не в проекциях. Один шаг до просветления.

Сейчас удобно списать все на усталость. Было поздно.

Мы приехали домой, отмылись от долгого пути и разбрелись спать. Точнее я разбрелась и провалилась в сон под звуки футбольного матча в другой комнате.

Перезагрузка :)

Оставалось воскресенье, в полночь был мой рейс назад. В Донецк, в 18 мороза и в революционную родину.

Я не хотела терять время, и не хотела высыпаться — с далекоидущими целями смочь заснуть в самолете и в аэропорту Донецка. Потому встала по будильнику, привела себя в порядок, упаковала вещи, переоделась в утепленную украинскую версию (что было кстати, Стамбул не хотел меня отпускать — резко похолодало и густой туман изредка сочился мелким дождем).

Почитала новости через мобилку и пошла прерывать храп хозяина.

Затребовала завтрак, пошантажировала бюреком со шпинатом. (Мне же обещали!) И добилась наконец выхода из теплого дома.

Было холодно и сыро. И туман, который меня нервировал — я все боялась переноса или отмены рейса (два года назад Пегасус меня вообще отправил в Донецк вместо Харькова) Но похоже отменять рейсы из-за тумана с завидной периодичностью умеют только у нас в Днепропетровске.

Для завтрака выбрали Старбакс. Бюрек взяли «на вынос» в соседней лавочке и устроились пить кофе на открытом воздухе. Моя прелесссть, с сыром и шпинатом! :) И как они только делают такие магические штуковины.

После Ченгиз хотел показать мне еще пару красивых мест, но к сожалению, из-за тумана смысла в этом было немного. Мы поколесили по городу. остановились с другой стороны Босфора (берег, где 2 года назад мы ели рыбу на рыбацкой лодке) погрелись в кафе с видом на пролив под горячее молоко с медом, потом попытались сфотографировать сияющий мост, а затем поехали в очередное маст-си место — мегапопулярную кондитерскую, где делают лучшую пахлаву. В любое время она набита битком и столиков приходится ждать, блуждая по залу и подкарауливая тех, кто завершает чревоугодничать. Я не фотографировала вывеску, так как собиралась взять с собой одну из рекламок, но благополучно забыла.

Пока мы роняли слюни перед витриной, я краешком глаза заметила собирающихся людей и метнулась занимать место, турок остался делать заказ.

Прихватил еще одну порцию бюрека с сыром, чтоб наверняка :) В общем доесть все я не смогла, хотя очень старалась отыскать в себе местечко. Это было просто невозожно. Мегавкусно, но и мегасытно, шутка ли — столько меда и орехов. Еле встала из-за стола. Совесть мучала, но не сильно — все-таки последний день в Турции и впереди голодная ночь и лютые морозы.

После мы отправились в квартиру. Я еще раз перебрала вещи, чтобы ничего не забыть, дозарядила оба телефона.

И в 9 с хвостиком — в аэропорт. Прощаться мы оба не любим, поэтому пара хлопков по плечам, подкрепленных пожеланиями, и я скрылась в здании.

Эх, легко теперь это писать, когда за окном +7 (фухх), а в стенах тепло и уютно и никуда не нужно.

А тогда я, этакий усталый странник с рюкзачком, получила место у окошка (еще и запасной выход напротив), подремала на трех сидениях и благополучно приземлилась на скованную морозами украинскую землю. Потом — попытки уснуть в зале ожидания в Донецке. Жуткий холод, который разбудил меня через час в скрюченном виде, в позе эмбриона. Несколько часов хождения взад-вперед, чтобы генерировать хоть какое-то тепло. Дерьмовый кофе из автомата. Опять хождение. Рассвет.

Потом парковка. Несчастный мой тигренок был покрыт толстой коркой льда. Дворники не шевелились, окна не открывались, лючок примерз. Минут 40 отогревания с максимальным обдувом стекла. Лишь тогда мне удалось проковырять себе окошко для обозрения. При этом трагически погиб один из скребков.

И дальше — эвакуация из города. Серость, холод, неподдатливость промерзших механизмов. Страшная трасса, где половина авто оказывалась на льду, а половина — на асфальте. Путь назад на самых оптимальных оборотах, т.к. замерзший лючок лишал шансов заправиться. Плюс к этому гудящая голова, хлебание берна, чтобы отогнать сон, и раздача себе же пощечин. Жуть.

Как же я не люблю Донецк! И зиму.

И наконец вечером я уже была дома с Плюшей.

Comments 2 комментария

Круть!!!

Трогательная история об ощущениях на чужой земле — прелесть, зацепило за душу… Клёво

Write a comment

snowflake snowflake snowflake snowflake